Sti-Club.com - Клуб любителей Subaru WRX STI, Субару клуб, Subaru Club

Вернуться   Sti-Club.com - Клуб любителей Subaru WRX STI, Субару клуб, Subaru Club > STI Lifestyle > Курилка

Важная информация

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 04.12.2010, 09:58   #1
Strike
Guest
 
Сообщений: n/a
По умолчанию Анклав Квандтов

Что это? И как это?
  Ответить с цитированием
Старый 04.12.2010, 10:28   #2
Yustas
______________
 
Аватар для Yustas
 
Регистрация: 01.03.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 1,975
По умолчанию

Вечером 9 декабря 1959 года в конференц-зале, где проходило очередное годовое собрание акционеров ВМW, царила растерянность. Компания была на грани банкротства, и единственный выход все видели в том, чтобы согласиться на слияние с Mercedes-Benz. В перерыве к одному из акционеров подошел подавленный председатель совета директоров предприятия испросил: “Можете ли вы что-нибудь сделать, чтобы не допустить продажи компании?” — “По-видимому, нет. Впрочем, мне надо подумать” - ответил Герберт Квандт. И придумал. Он не только спас ВМW. но и сделал автомобили этой марки общепризнанным символом престижа.

Гюнтер
Фамилия Квандт звучит не по-немецки. Действительно, предки этой династии промышленников родом из Голландии, где они владели фабриками по производству корабельных канатов. В Германию они перебрались в XVIII веке, обосновавшись в Виттштокке и Прицеальке (это к северо-западу от Берлина). Именно там Эмиль Квандт удачно женился на дочери богатого владельца текстильных мануфактур и в начале 80-х годов прошлого века вступил во владение фабрикой тестя.
В 1881 году у него родился сын Гюнтер. Когда он принял дело, одна текстильная фабрика быстро превратилась в три. Потом Гюнтер принялся и за выделку шерсти. Первая мировая война серьезно обогатила Гюнтера Квандта - его предприятия производили для кайзеровской армии военную форму.
На эти деньги Гюнтер позднее смог купить свои первые акции ВМW и фабрику АFА, которая со временем превратилась в компанию Varta - крупнейшего немецкого производителя элементов питания. Моторы и электрические батареи оказались на редкость своевременным приобретением: электрооборудование для подводных лодок и самолетные двигатели пользовались большим спросом. Квандт поставлял армии еще и поташ для снарядов, и радиаторы для грузовиков и тягачей, и многое другое. Успехи Квандта не ускользнули от внимания рейха, и его назначили экономическим советником в правительстве Гитлера.
У Гюнтера было двое сыновей от первого брака — Гельмут (он рано умер) и Герберт - и один от второго брака - Гаральд. Когда Квандт развелся со второй женой – Магдой Фридлендер. Гаральд остался с матерью. А в 1931 году она вышла замуж за будущего нацистского министра пропаганды Йозефа Геббельса.
После второй мировой войны Квандт перебрался на запад и поселился в пригороде Франкфурта, местечке под названием Бад-Хомбург. За девять послевоенных лет Гюнтер Квандт сумел из остатков прежнего богатства создать процветающую бизнес-империю, в которую входили около двухсот фирм. В семнадцати из них Квандту принадлежали крупные пакеты акций, в том числе в Varta, корпорациях Daimler-Benz и ВМW. Умер Гюнтер Квандт в 1954 году в Каире, куда он отправился отдыхать. Своим сыновьям Герберту и Гаральду он оставил третье по величине состояние в Германии.
ВМW
Компания Bayerische Motoren Werke (“Баварские моторные заводы”, BMW) появилась на свет как раз тогда, когда Гюнтер Квандт делал свои первые успехи. Это произошло в 1917 году в результате переименования компании “Завод моторов Раппа”.
Через пять лет “Баварские моторные заводы” Карла Раппа объединились с “Баварскими самолетными заводами” Густава Отто. Объединенная компания называлась по-старому - ВМW, но производила уже авиадвигатели. Ее эмблемой стал всем теперь известный бело-голубой круг — стилизованное изображение вращающегося пропеллера.
В 20 - 30-е годы компания постоянно расширялась: сначала к производству двигателей добавились мотоциклы, а потом и автомобили. Во время войны ВМW исправно снабжала вермахт моторами и военной техникой, так что в конце войны заводы ВМW были излюбленной мишенью союзников. Почти все предприятия, выполнявшие военные заказы, были разбомблены, а уцелевший завод оказался в советской зоне оккупации. Две фабрики BMW под Мюнхеном демонтировали американцы, заодно запретившие компании производить что-либо серьезнее ложек и рам для велосипедов.
В пятидесятых годах запрет постепенно стали снимать, и ВМW вернулась на рынок автомобилестроения. Сначала компания попыталась, как и до войны, выпускать автомобили класса “люкс”, но жестоко ошиблась - в послевоенной Германии мало кто мог себе позволить мотоцикл, не говоря уж о роскошной машине.
И ВМW переключилась на выпуск относительно дешевой малолитражной модели Isetta. Продажи постепенно росли, но доходов по-прежнему не было. И в декабре 1959 года акционеры собрались, чтобы проголосовать за слияние с главным конкурентом - штуттгартской Mercedes-Benz. Другого выхода никто не видел. Кроме Герберта Квандта.

Герберт и Гаральд
Честь спасения ВМW как независимой компании принадлежит, несомненно, именно Герберту. После то-го как собрание акционеров, несмотря на отчаянное положение компании, проголосовало против ее продажи, Герберт за три месяца нашел банки, согласные выдать ему кредиты, по бросовым ценам скупил акции приговоренной компании и довел долю Квандтов примерно до трети всех акций.
Дальше Герберту и Гаральду предстояло самое сложное — превратить безнадежно убыточное предприятие в символ германского экономического чуда и один из самых преуспевающих концернов в Европе. При всем при этом Герберт Квандт с детства страдал тяжелой глазной болезнью, которая оставляла шрамы на сетчатке. К девяти годам он уже очень плохо видел. Отец купил ферму и уговаривал его там поселиться, но упрямый Герберт пошел по стопам отца - в промышленность. Врачи убеждали его поберечь глаза и хотя бы прекратить читать, но Герберт продолжал работать. Ему сделали операцию, которая отсрочила наступление слепоты, однако предотвратить ее не могла. Почти все время Герберт Квандт ходил в темных очкам, узнавая людей по голосу и звукам шагов.
Через год после знаменательного собрания акционеров произошло другое важное для 50-летнего Герберта Квандта событие - он попросил свою обаятельную молодую секретаршу и помощницу Йоханну Брун стать его женой. В не слишком дружелюбных кругах западногерманской промышленной олигархии Йоханна сумела стать символом супружеской преданности, самоотверженности и старомодных романтических чувств. Двадцать с лишним лет Йоханна почти не расставалась с Гербертом, заботилась о нем и ловила каждое его слово, особенно когда речь шла о ВМW.
Стратегия, которую избрал Герберт Квандт, заметно отличалась от стратегии других автомобильных компаний. ВМW производила изысканные, технически безупречные автомобили и продавала их по заведомо завышенным ценам. Престиж марки ВМW ценился превыше всего. ВМW считала ниже своего достоинства выпускать новые модели, если они отличалась от предыдущих лишь незначительными изменениями. Лучше отказаться от дополнительных продаж, считали в компании, чем повредить имиджу.
Покупатели оценили высокие принципы. К середине шестидесятых годовой оборот промышленной группы Quandt достиг DM 2,5 млрд. Популярность марки в Европе и Америке стремительно росла. С тех пор как Квандты стали крупнейшими акционерами ВМW, компания не знала ни одного убыточного года. Правда, несла потери семья Квандтов. В 1967 году погиб в авиакатастрофе Гаральд, оставив вдову Инге и пятерых дочерей. Завещания, разумеется, не было - 45-летнему бизнесмену не приходило в голову готовить преемника или оставлять распоряжения на случай своей смерти.
Герберт, оставшийся единоличным главой Quandt-Gruppe, понимал, что семейному состоянию грозит распыление. К тому же Инге не соглашалась на долю в капитале ВМW и Varta, считая эти вложения слишком рискованными.
Потребовалось несколько лет, чтобы достичь приемлемого для всех соглашения. 14% акций Daimler-Benz, принадлежавшие Квандтам, были выгодно проданы, благодаря чему Герберту удалось выделить долю семье брата так, чтобы не повредить главной жемчужине в семейной сокровищнице Квандтов — компании ВМW.
С годами здоровье Герберта все ухудшалось. В 1982 году, во время поездки в Киль к одному из детей, он умер от инсульта на руках Йоханны.
__________________
Warning: motorsport is dangerous! .... and very expensive
Yustas вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.12.2010, 10:28   #3
Yustas
______________
 
Аватар для Yustas
 
Регистрация: 01.03.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 1,975
По умолчанию

Йоханна
Герберт, наученный горьким опытом брата, позаботился о завещании. Он в подробностях описал распределение наследства. Старшей дочери (от первого брака) Зильвии досталось состояние, не имевшее отношения к бизнесу. Трое детей от второго брака - Зоня, Забина и Свен - получили контрольный пакет акций компании Varta.
Главный приз - ВМW - достался, естественно, Йоханне и ее детям, Зузанне и Штефану. Герберт хотел, чтобы семья продолжила дело Квандтов. Говорят, последними словами Герберта, обращенными к Йоханне, были: “Позаботься о компании”.
Правда ли это, неизвестно, но после смерти мужа Йоханна действительно все силы отдала ВМW. Возглавив одну из самых могущественных экономических империй Европы, бывшая секретарша не растерялась. Прусская дисциплина сочеталась у Йоханны с неукоснительным соблюдением традиций. Принимая решения, она задавала себе один-единственный вопрос: как бы в этой ситуации поступил Герберт? На заседаниях совета директоров часто можно было слышать ее тихий голос: “Нет, я не думаю, что Герберт это одобрил бы” или “Да, пожалуй, Герберт бы именно так и поступил”…
Следуя неофициальному девизу семьи Квандтов “Никогда ничего не говорите. Избегайте общественного внимания” (согласно семейному преданию, он принадлежит Гюнтеру Квандту), Йоханна ни разу не дала интервью прессе и даже запрещала сотрудникам общаться с журналистами под страхом немедленного увольнения. Долгое время даже не было точно известно, сколько именно акций ВМW принадлежит семье Квандтов. Ее представители лишь скромно говорили, что доля “превышает 25%”. Ситуация прояснилась в 1995 году, когда закон обязал крупных владельцев акций сообщать о размере своей доли: у Квандтов оказалось чуть менее 50% акций.
При этом Йоханна долгие годы дружила с Гельмутом Колем и внесла больше двух с половиной миллионов марок в фонд его партии во время предвыборной кампании 1998 года. Правда, после скандалов вокруг тайных партийных счетов ХДС Квандты заявили, что христианские демократы не получат больше ни пфеннига, пока в партии не наведут порядок. А пресс-секретарь семьи Томас Гаули не исключил возможность пожертвований социалистам, которые сейчас у власти: “Пока еще слишком рано говорить определенно. Мы должны посмотреть, что они будут делать”.
Йоханна Квандт по размеру состояния уступает только двум женщинам в Европе — британской королеве Елизавете и голландской Беатрикс. Живет она очень замкнуто, общается только с родными и близкими друзьями, не приглашает гостей и сама не выходит в свет. Каждый день она утром появляется в своем офисе в Бад-Хомбурге и работает там допоздна, а вечером возвращается на тщательно охраняемую виллу, скрытую за изгородью из рододендронов. У Йоханны есть основания опасаться за свою безопасность: в октябре 1978 года все немецкие газеты писали о попытке похищения Йоханны и 15-летней Зузанны. За двух богатых наследниц преступники собирались попросить выкуп больше DМ 20 млн. Вмешавшаяся буквально в последний момент полиция обезвредила банду из 14 человек, у которой уже были наготове хлороформ, шприц и револьверы.
С тех пор Квандтов повсюду сопровождают телохранители, и даже на собственных вечеринках молодые Квандты ведут себя необычайно сдержанно: не ходят по залу, не общаются с гостями, а сидят за столом и тихо беседуют друг с другом, пока другие пользуются их гостеприимством.
За уединенный образ жизни Йоханну Квандт называют “монашкой в золотом монастыре”. Она презирает дорогие украшения, позволяя себе только скромные серьги-капли и жемчужное ожерелье в три нитки, неброско одевается, пьет чай и минеральную воду и даже, говорят, сама ездит за покупками, благо в лицо самую богатую женщину Германии почти никто не знает (в прессе не было ни одной фотографии). В деловые поездки Йоханна Квандт летает экономклассом. Единственная роскошь, которую она себе позволяет — большой автомобиль. Разумеется, BMW.
Увидеть “нордическую Эвиту”, как зовет фрау Квандт пресса, можно только раз в году — 22 июня она вручает Квандтовскую премию в DM 100 тыс. журналисту, “сделавшему больше других для достижения понимания обществом места и роли частного предпринимателя”.
За годы, прошедшие после смерти Герберта, стоимость акций, принадлежащих фрау Квандт, увеличилась в десять раз, а объем продаж BMW вырос в полтора раза, и BMW наконец опередила своего главного соперника — Mercedes-Benz. Более того, открыт завод BMW в США. По этому поводу Йоханна даже нарушила свое затворничество и приехала на торжественную церемонию.
Единственной по-настоящему серьезной ошибкой было приобретение BMW в 1994 году британской компании Rover Group. Эта ошибка, исправленная совсем недавно, обошлась BMW в несколько миллиардов марок. А английского пациента, так и не поддававшегося немецкому лечению, продали за символические 10 фунтов стерлингов.
Разгневанные британцы и конкурирующие с BMW немецкие компании автомобильный клан Квандтов, естественно, недолюбливают. Про Йоханну, которая в 1997 году, подостижении70 лет, покинула руководство компании, злые языки до сих пор говорят, что у нее в жилах трансмиссионная жидкость, а вместо сердца — карбюратор.
“Нордическая Эвита” по-прежнему пристально следит за семейным детищем. В ее владении 18% акций — самый большой на сегодня пакет. По слухам, решение продать убыточный Rover приняла именно она. Когда речь идет о судьбе символа Германии и образцового фамильного бизнеса, возмущение британских рабочих и сарказм конкурентов можно не принимать во внимание.

Зузанна и Штефан
В мае 1997 года 34-летняя Зузанна Квандт-Клаттен и 31-летний Штефан Квандт заняли места в совете директоров BMW. Брату принадлежит 17% акций, сестре — 13,2%. Помимо этого Зузанна владеет значительной частью акций фармацевтической и химической компании Altana, а Штефану принадлежит холдинг Delton.
Про них тоже можно рассказать многое. Зузанна, например, опасаясь корыстных ухажеров, много лет представлялась вымышленной фамилией Кант. А мужу, Яну Клаттену, по чистой случайности работавшему на одном из заводов BMW в Баварии, она открыла свою настоящую фамилию только перед самой свадьбой. Саму церемонию бракосочетания тщательно скрывали от прессы; после венчания в маленькой деревенской церкви молодые провели ночь в Австрии, а наутро улетели на медовый месяц в Гарвард.
Поначалу Зузанна и Штефан предпочитали держаться подальше от проблем BMW, строя карьеру почти что “на стороне”. Зузанна работала в рекламном бизнесе и банковском секторе, была ассистентом известного германского издателя Герберта Бурда, потом участвовала в бизнесе мужа. Штефан отслужил в армии, поступил на курсы менеджмента, закончил университет, после чего отправился работать в США, в компанию Datacard Corporation, совладельцами которой являются Квандты.
В 1997 году брат с сестрой всерьез занялись делами BMW и теперь проводят большую часть времени в Гюнтер-Квандт-Хаусе, штаб-квартире клана Квандтов. Казалось бы, обладатели такого состояния могут до конца жизни ни о чем не беспокоиться и только стричь купоны. Но Квандты так жить не могут. По словам Зузанны, она чувствует себя обязанной “хранить семейное наследство, не упуская при этом новых деловых возможностей”. Как говорится, noblesse oblige.

Послесловие
Автомобильная промышленность — один из последних заповедников крупного семейного бизнеса в Европе. Несмотря на свое баснословное богатство, автомобильные династии — Пежо, Порше, Аньелли. Квандты - ходят по краю пропасти, пытаясь избежать жарких объятий гигантов автомобильной индустрии.
Недостатка в желающих купить BMW нет. В последние годы компании приходилось отказывать одному настойчивому поклоннику за другим. На благосклонность BMW в разное время претендовали Ford, General Motors, Volkswagen, Honda, Fiat. Ho BMW не спешит расставаться с независимостью. Специалисты считают, что для семьи Квандтов гораздо важнее сохранить за собой компанию, которую Герберт Квандт спас и сделал мировым лидером, чем увеличить цену акций на несколько миллиардов марок.
И потом, если Квандты продадут BMW, что они будут делать с такой огромной суммой денег? Они ведь не биржевые спекулянты, а почтенные промышленники. Так что не исключено, что вопреки мрачным прогнозам и суровым реалиям четвертое поколение Квандтов в германской промышленности будет не последним.
Тем более что у Зузанны уже подрастают трое детей .
Источник - “Коммерсантъ-Деньги”.
__________________
Warning: motorsport is dangerous! .... and very expensive
Yustas вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.12.2010, 15:45   #4
Strike
Guest
 
Сообщений: n/a
По умолчанию

Этить. Спасибо.
  Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 22:18. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
STI-CLUB